+7 (499) 240-48-48; +7 (499) 240-48-77
Заказать звонок

Слипенчук М.В. Формирование финансово-промышленных кластеров

Код:
1
2
3
4
5
0 отзывов

В монографии впервые рассматривается развитие региональной экономики через призму процессов глобализации в функционировании мировых социально-экономических систем. Теоретическое обоснование продуктивности и целесообразности такой трансформации строится на концепции фрактального представления экономических институтов, а в качестве инструмента прикладного анализа выбрано формирование крупных финансово-промышленных кластеров. Особое внимание уделяется проблемам интегрированного управления в условиях конкурентной борьбы за глобальные рынки. Эмпирическую базу исследования составляют многоотраслевые и многоформатные проекты, в частности, Трансазийский коридор развития.
Книга адресована представителям власти, науки, бизнеса, а также преподавателям, аспирантам и студентам старших курсов высших учебных заведений экономической, юридической и управленческой специализации.

Экономика относится к числу очень сложных систем с неоднозначным поведением, варьируемым в зависимости от изменения внутренних и внешних условий. Экономическое поведение не является строго детерминированным, экономическая история во многом является результатом бифуркаций (ветвлений). При бифуркациях преобразования в экономике могут идти в различных (и даже противоположных) направлениях. Маленький импульс в точке бифуркации может иметь огромные последствия (в отличие от эпох относительной стабильности).
Для разных стран возникают различные сценарии изменений. На любом из этих путей могут возникнуть хаос и непредсказуемость. По мнению И. Валлерстайна, "около 2050 г. мы можем оказаться в новой системе (или множестве систем), являющейся неэгалитарной и иерархической, или же можем оказаться в системе, которая отличается высоким уровнем равенства и демократии".
Однако бифуркации - всего лишь одно из свойств изменений в экономической системе. Для изучения других важных свойств происходящих в экономике изменений мы будем рассматривать три уровня или среза экономики в целом: глобальный, национальный и корпоративный. Каждый из них отличается масштабом происходящих изменений.
Такая классификация приблизительна, поскольку она линейна. На самом деле каждый из этих срезов имеет выходы на другие уровни, что порождает нелинейность. В нашем исследовании мы будем использовать линейную классификацию как более простую, но при более детальном анализе будем частично учитывать взаимосвязи между уровнями.
Различие между этими уровнями позволяет нам выдвинуть гипотезу о фрактально-подобном строении всей современной экономики.
Фрактал - термин, введенный в 1975 г. Бенуа Мандельбротом для обозначения нерегулярных самоподобных множеств. Слово фрактал образовано от двух латинских слов: fractus - дробный и frangtre - ломать. Этим отражается суть фрактала как нерегулярного множества с дробной размерностью. Основная черта фракталов - самоподобие.
Математически фрактал - это бесконечно самоподобная геометрическая фигура, каждый фрагмент которой повторяется при уменьшении масштаба.
В основе фракталов лежит самоподобие - инвариантность при изменении масштабов или размеров, отсутствие внутреннего масштаба. Объект самоподобен (инвариантен при преобразованиях подобия), если его можно воспроизвести с увеличением какой-то его части. Как правило, самоподобие выполняется лишь приближенно.
В первом приближении можно считать, что фракталы - это неправильные, шероховатые, пористые или раздробленные объекты, обладающие этими свойствами в одинаковой степени в любом масштабе. Когда это условие выполняется, то говорят о самоподобии объекта.
Фрактальные множества часто возникают в качестве аттракторов динамических систем. В результате такие системы приобретают хаотическое нерегулярное поведение, подчиняющееся вместе с тем определенным закономерностям. Это системы динамического хаоса.
В нашем исследовании, однако, нас будут интересовать не фракталы, а более простые структуры - квазифракталы. Квазифрактал отличается от идеальных абстрактных фракталов неполнотой и неточностью повторений структуры. Большинство встречающихся в природе фракталоподобных структур (границы облаков, линия берега, деревья, листья растений, кораллы и пр.) являются квазифракталами, поскольку на некотором достаточно малом масштабе фрактальная структура исчезает.

Отметим основные свойства фракталов:
1) они имеют тонкую структуру, т.е. содержат произвольно малые масштабы;
2) они нерегулярны;
3) они имеют некоторую форму самоподобия, точную или приближенную;
4) они имеют дробную, а не целую размерность.
Простые фракталы самоподобны. На любом уровне каждый элемент диаграммы подобен по форме элементу на более высоком или более низком уровне. Все элементы подобны друг другу, потому что имеют одну и ту же, без деформаций, форму и отличаются только размерами.
Самоповторение в масштабе (скейлинг) - это масштабная инвариантность, т.е. неизменность объекта при изменении масштаба. Когда меняется масштаб, то получаем лишь уменьшенную или увеличенную копию объекта, никакие другие его характеристики не меняются. Разумеется, это свойство в экономике выполняется лишь приблизительно. Фракталы предназначены "для исследования неровного, неупорядоченного и зазубренного".
Фракталами хорошо описываются следующие процессы: механика жидкости и газов (динамика и турбулентность сложных потоков; моделирование пламени), биология (моделирование популяций), физиология организма (биение сердца). Представляется, что фракталы можно использовать и для более глубокого понимания экономического поведения. Экономика - это не фрактал, а квазифрактал.
Гипотеза фрактальности экономики в первом приближении предполагает, что: 1) экономика в целом имеет различные уровни, неодинаковые по своим масштабам; 2) каждый из уровней неоднороден по своей структуре, т.е. состоит из различных элементов; 3) тем не менее различные уровни имеют весьма сходную структуру; 4) несмотря на все происходящие в экономике изменения, величина неоднородности на протяжении достаточно больших периодов времени сохраняется.
Гипотеза о фрактальном характере экономики означает, что структура каждого из этих уровней (глобального, национального и корпоративного) имеет много общего. Вместе с тем в пределах каждого уровня структура обладает существенной неоднородностью. Каждый уровень содержит экономические системы, находящиеся на разных этапах своего развития. Поскольку структура каждого из уровней во многом одинакова, то структурные изменения, происходящие на основном уровне, неизбежно передаются на остальные уровни. Наиболее глубокие и длительные процессы изменений связаны с изменением величины фрактальной неоднородности.
На каждом уровне можно выделить управляющие элементы. На глобальном экономическом уровне это "восьмерка" и G20, Международный валютный фонд, Всемирный банк, мировая резервная валюта. На национальном уровне это государственное управление. На корпоративном уровне это совет директоров компании. Будучи различными, управляющие элементы различных уровней в определенном смысле подобны.
Фрактальность экономики означает также, что ее поведение может быть лишь частично детерминированным. Для обозначения взаимной связи случайного и организованного в экономическом поведении мы используем термин "фрактальная экономика". Возникает возможность использовать теорию фракталов для более глубокого проникновения в сущность экономических процессов.
Для характеристики вероятностного поведения фракталов решающее значение имеют степенные распределения вероятностей. Для целей нашего исследования достаточно их рассмотрение на содержательном уровне. Мы ограничимся рассмотрением распределения Парето в форме закона 20/80.
Согласно этому закону небольшая доля причин, вкладываемых средств или прилагаемых усилий отвечает за большую долю результатов, получаемой продукции или заработанного вознаграждения. Например, на получение 80% результатов, достигаемых в работе, у вас уходит 20% всего затраченного времени. Этот принцип утверждает, что диспропорция является неотъемлемым свойством соотношения между причинами и результатами, вкладываемыми и получаемыми средствами, прилагаемыми усилиями и вознаграждением за них. Точный вид этой диспропорции может несколько варьироваться в зависимости от численного значения константы, отражающей специфику конкретного социума.
Выражение "20/80" хорошо описывает данную диспропорцию: 20% вложенных средств ответственны за 80% отдачи; 80% следствий проистекают из 20% причин, 20% усилий дают 80% результатов. Множество примеров, подтверждающих справедливость Принципа 20/80, можно найти в области бизнеса. 20% ассортимента продукции дают обычно 80% общего объема продаж в денежном выражении, то же самое можно сказать о 20% покупателей и клиентов. Кроме того, 20% ассортимента продукции или 20% покупателей обычно приносят компании 80% прибыли.
В обществе 20% преступников совершают 80% преступлений; 20% водителей виновны в 80% дорожно-транспортных происшествий; 20% вступивших в брак ответственны за 80% разводов (те, которые постоянно то вступают в брак, то разводятся, сильно искажают статистику, что дает пессимистично-однобокую картину нестабильности заключаемых браков). Наконец, 20% детей используют 80% возможностей, предоставляемых системой образования в данной стране.
На сегодняшний день самые богатые (20% мирового населения) зарабатывают 85% доходов (в 1960 г. на их долю приходилось 70%), а на долю 20% беднейшего населения приходится только 1,4% (по сравнению с 2,3% в 1960 г.). Таким образом, по усредненным цифрам в денежном эквиваленте 20% населения Земли потребляет около 80% всех мировых ресурсов, а оставшиеся 80% населения мира имеют доступ соответственно к 20% ресурсов. Эти 80% мировых ресурсов преимущественно потребляются в пределах стран "золотого миллиарда" (Запад + Япония = 1 млрд (15%) населения Земли и 30 млн км2 (20%) суши). Однако внутри стран "третьего мира", где как раз и потребляются эти 20%, наблюдается точно такая же неравномерность. Другими словами, в странах "третьего мира" на 80% проживающих там людей приходится только 20% ресурсов. Это подтверждает нашу гипотезу о приблизительной фрактальности экономики в целом.
Из диспропорции 20/80 следует, что абсолютное социальное равенство недостижимо de facto. Так, в XX в. предпринимались массированные попытки уравнивания доходов, однако неравенство, искорененное в одной сфере, возникало в другой. В США в 1980-х годах весь прирост доходов ушел в руки 20% самых богатых людей, причем 64% всего прироста были получены 1% наиболее богатых людей. Львиная доля всех акций частных инвесторов в США находится в руках очень немногих владельцев: на долю 5% американских семей приходится примерно 75% всех активов.
В 1897 г. В. Парето опубликовал количественные данные о распределении числа граждан и предприятий наиболее развитых государств Европы по величине их доходов . Оказалось, что это распределение имеет степенной вид

f(x) = const . (1)

Это распределение Парето оказалось частным случаем степенного распределения вероятностей, играющего фундаментальную роль в современной науке.
Важнее всего, однако, понять механизм, ответственный за появление и распространенность в социуме распределения Парето. Упрощенно ситуация выглядит следующим образом. Рассмотрим общество с ограниченным запасом ресурсов . Пусть - функция, показывающая, с какой скоростью элемент, обладающий запасом ресурса , привлекает дополнительные ресурсы, конкурируя за них с другими элементами системы. При некоторых не очень сильных ограничениях можно показать, что распределение Парето возникает, если функция линейно растет с :

k(x) = x, 0 < 2, (2)

т.е. когда элемент с тем большей эффективностью продолжает извлекать ресурс, чем большим его запасом уже обладает (эффект положительной обратной связи). Напротив, если не зависит от , то обычно возникает нормальное распределение, соответствующее классической случайности. При такой интерпретации распределение Парето означает, что "ресурс идет к ресурсу", "деньги идут к деньгам" и "успех идет к успеху".
Такое положение дел является весьма распространенным, но не универсальным. При изменении конкурентоспособности возможно появление элементов, способных привлекать больше ресурсов при меньшей ресурсообеспеченности. В таких "критических точках" диспропорция 20/80 претерпевает изменения.
Влияние прошлых событий на будущее делает степенные распределения вероятностей инструментом, пригодным для описания многих экономических процессов, в которых достижения прошлых поколений становятся фундаментом будущих успехов. Ареной их действия служит непрерывно изменяющийся конкурентный рынок, причем не только рынок продуктов труда и самого труда, но и рынок услуг, денег, капитала, идей и т.д. Предполагая свободу распространения информации и свободу конкуренции, он служит генератором новой информации и инноваций, а также источником периодических потрясений.
Результатом действий конкурентного рынка является изменение структуры деятельности, появление новых и исчезновение некоторых прежних возможностей повышения благосостояния, разрушение ранее существовавших условий. Возникает, по Хайеку, спонтанный порядок, требующий от человека управления знаниями и рисками, а также, по возможности, предвидения катастрофических событий.
Гипотеза о приблизительной фрактальности экономики позволяет глубже понять природу экономических изменений, их связь с социумом и политикой. Так, фрактальная неоднородность является очень устойчивой. В 1913 г. ВВП на душу населения в России составлял примерно 1/4 от американского. Сегодня он точно такой же, несмотря на огромные изменения, какие произошли за это время в США и особенно в России.
Если на том или ином срезе экономики возникает различие в самоподобии, то оно со временем устраняется. При этом существует ведущий экономический уровень: структура всех остальных уровней подтягивается к ведущему уровню. При этом система с другой структурой трансформируется в типичную структуру, сохраняющую самоподобие всех уровней. Индустриальная экономика должна была либо стать информационной и глобальной, либо рухнуть и превратиться в придаток более развитых экономик, содержащих конкурентные сегменты информационной экономики.
Примером такого положения дел может служить развал СССР в силу неспособности его перейти к информационной парадигме и изоляции от международной экономики. Индустриальная структура советской экономики не соответствовала структуре развитых стран ведущего глобального уровня, эволюционирующей в сторону информационной экономики, и была трансформирована в экономический придаток этих стран. Помимо этой внешней структурной причины существовали и сугубо внутренние причины развала советской экономики. Построенная на развалинах советской экономики экономика России может либо сохраниться в качестве придатка развитых стран, либо стать развитой в экономическом смысле этого слова.
Итак, на разных уровнях, соответствующих разным масштабам, мировая экономика сохраняет сходную структуру. Это означает, что глобальная экономика, национальные экономики и бизнес-структуры, которые до сих пор рассматривались как специфические экономические объекты, при изменении инструментов экономического анализа становятся объектами, обладающими сходной структурой и потому допускают в принципе описание в рамках единой теории. В этой теории можно описать также кризисные явления, происходящие на различных структурных уровнях.
Структурная композиция каждого уровня будет скорее всего неоднородной, но вместе с тем самоподобной, как в случае фрактала. На верхней ветви наряду с наиболее развитыми странами возникнет группа "догоняющих" регионов. Первые будут использовать в основном нематериальные активы, вторые - осуществлять их реализацию. Именно в "догоняющих" экономиках будет производиться большая часть традиционной индустриальной продукции и услуг, а также осуществляться добыча и первичная переработка сырья. Возможно также появление регионов-изгоев, не вписавшихся в международное разделение труда и пытающихся решать свои проблемы сопротивлением наиболее богатым странам.
На нижней ветви аналогичная неоднородность будет воспроизводиться между активными и пассивными, творческими и просто квалифицированными индивидуумами и группами индивидуумов, носителями человеческого капитала и обладателями квалифицированных услуг труда. Некоторые из тех, кто лишены того и другого, будут, возможно, прибегать к террору.
Крупные хозяйственные комплексы образуют скелет современной экономики. Пространство между костями этого "скелета" заполняет малый и средний бизнес, играющий существенную роль в создании мгновенной приспособляемости экономики к изменению рыночной конъюнктуры.
Однако структура крупных хозяйственных комплексов изменяется во времени. В 90-е годы в России наиболее эффективной формой организации крупного бизнеса были финансово-промышленные группы (ФПГ). Огромное изменение общих условий хозяйствования в стране и в мире привели к тому, что в последние годы конкурентное преимущество все больше получают инвестиционные финансово-промышленные комплексы (ФПК), обладающие большей свободой в получении и использовании финансовых и производственных ресурсов.
Отметим также, что ВВП не является главным результатом экономической деятельности. ВВП суммирует экономический рост, но более важным показателем служит экономическое развитие. Проблема состоит в определении показателей экономического развития и их измерении.
Наиболее полным является система индикаторов развития, предложенная Всемирным банком. Банк ежегодно публикует доклад под названием "Индикаторы мирового развития", способные оценивать продвижение к основным целям, поставленным ООН, т.е. к экономическому росту и борьбе с бедностью. Экономический рост рассматривается как средство обеспечения здравоохранения, образования, безопасности, снабжения питьевой водой, сохранения природы.
Показатели сгруппированы в 6 разделов: общий раздел, население, экология, экономика, государство и рынки, глобальные связи. Численность населения, территория и ВВП являются ключевыми характеристиками, входящими в общий раздел, и используются для определения удельных показателей во всех остальных разделах.
Наряду с международными организациями активность в области разработки индикаторов развития, особенно в связи с его прогнозами и программами, проявляли отдельные страны. Так, большое внимание к построению системы индикаторов развития уделяется в США. Там была создана специальная правительственная группа, включающая специалистов Министерства внутренних дел, а также в области энергетики, городского строительства, сельского хозяйства, управления геологическими и биологическими ресурсами.
Разработанная система включала три типа показателей: экономические, экологические и социальные. Кроме того, показатели были подобраны таким образом, чтобы дать характеристику долгосрочных и краткосрочных результатов развития и текущих процессов. Показатели долгосрочного развития измеряют состояние запасов и мощностей, которые переходят будущим поколениям. Это основной капитал, экосистемы, население и др. Показатели краткосрочного развития характеризуют улучшение или ухудшение сегодняшних условий - ВВП и др. Третья группа показателей отражает процессы и движущие силы, которые определяют долгосрочные и текущие результаты. Это инвестиции в научные исследования, изменение выбросов парниковых газов и др.
Авторы этой системы индикаторов считают, что она не дает однозначного ответа о развитии, но является средством для изучения наиболее важных его факторов.
Авторы исходят из равного веса каждого индикатора и равной значимости трех групп индикаторов: экономической, социальной и экологической. В дальнейшем предполагается ввести веса в зависимости от значимости индикатора для долгосрочного развития.
Делаются попытки построить аналогичную систему индикаторов развития и для России (естественно, с учетом специфики нашей страны).
Цель нашей работы - исследовать взаимодействие глобального, национального и корпоративного уровней фрактальной структуры экономики. В качестве конкретного примера будем использовать деятельность инвестиционного финансово-промышленного комплекса "Метрополь".


  • Заказ по телефону:
    8 (499) 240-48-48 8 (499) 240-48-17 Заказать звонок
  • Оплата курьеру Наличными СберБанк России Robokassa
  • Самовывоз (только Москва) Курьером (только Москва) + 150 руб. Доставка "Почтой России" (+300 руб.) ТОЛЬКО РОССИЯ